Английская афористика в переводах афористического жанра

При всем многообразии афористического жанра можно выделить излюбленные в английской афористике структуры — это суждение тождества с глаголом связкой to be, параллельные конструкции, в которых реализуются антитетическая и пропорциональная оппозиции, и обратный параллелизм — хиазм. Для этих структурных типов характерны двучленность, ритмическая эквивалентность, симметрия. Собранный материал показывает, что в ПЯ так же, как и в ИЯ, в большинстве случаев удается сохранить структурное построение афоризма. Воспроизведение этих особенностей грамматического построения афоризма имеет особое значение для качества перевода, так как они являются стилистически значимыми и способствуют компрессии информации.

Приведем несколько примеров, где афоризм реализуется в пределах суждения тождества: A man’s style is his mind’s voice. (R. W. Emerson).— Стиль человека — голос его ума, То choose time is to save time (F. Bacon).— Выбрать время — значит сберечь время.

Введение в переводе слов это, значит не нарушает формального соответствия структур. Ввиду простоты и распространенности этой структуры текстовую эквивалентность приведенных афоризмов можно установить интуитивно. Под текстовым переводческим эквивалентом вслед за Д. Т. Кэтфордом будем понимать «любое проявление функционирования ПЯ (текст или часть текста), которое выступает как эквивалент данному проявлению функционирования ИЯ (текста или части текста)».

В следующих афоризмах обнаруживаются переводческие трудности: A day is a miniature eternity (R. W. Emerson).— День — это вечность в миниатюре. В переводе точно воспроизводится структура суждения тождества, соблюдена лексическая эквивалентность. Единственное, едва уловимое различие, обнаруживается в сочетании miniature eternity. Установление точного формального соответствия могло снизить эстетическую ценность высказывания, транспозиция «вечность в миниатюре» больше соответствует нормам русского языка, но в этом сочетании теряется оксюморон — нарушение сочетаемости, которое является сигналом стилистического смысла афоризма. В переводе снижен эффект контрастного столкновения понятий, нарушен образ, снят эффект неожиданности. Все это нарушает семантическое соответствие перевода. Афористичность следующего суждения тождества основана на паронимической аттракции: Genius is one percent inspiration and ninety nine percent perspiration (T. Edison). Между аттрактентами inspiration — perspiration устанавливаются контекстуальные связи по противоположности. Семантическая связь этих слов возникает благодаря сходству звучания. Обыгрывание звуковой формы слова вызывает эстетическое переживание, облегчает запоминание афоризма. Перевод представляет собой точную лексическую и грамматическую эквивалентность оригинала: Гений — один процент вдохновения и девяносто девять процентов пота. Невозможность передать фонетическую эквивалентность лишает перевод легкости и изящества оригинала. А главное — теряются контекстуальные семантические связи, возникшие в оригинале.

Подобные явления наблюдаются и в переводе афоризмов других структурных типов: The gambling known as business looks with austere disfavor upon the business known as gambling (A. Bierce). Грамматическая основа построения этого афоризма — хиазм. Особенность его в том, что в правой и левой части обыгрываются разные лексико-семантические варианты (ЛСВ) слова business. В первом случае оно употреблено в значении commerce, trade, во втором — в значении task, duty, occupation. Это пример использования г. речи асимметрии языкового знака. Хиазм — распространенная фигура стилистического синтаксиса, и читатель ожидает появления в правой части тех же элементов, что и в левой, лишь в обратном порядке. Внешне это правило соблюдено: сохранена зеркальная симметрия, но изменилось содержание. Самый искусный перевод не сможет передать столь тонкую игру слова, так как структура многозначных слов в различных языках не совпадает. Стремление добиться в переводе семантической эквивалентности неминуемо повлечет за собой нарушение формальной. Where law ends, tyranny begins (W. Pitt.) —Где кончаются законы, там начинается тирания. В этом афоризме параллельные конструкции служат формой выражения двойной антитезы. Предикаты ends — begins противопоставляются узуально. В пределах параллельных конструкций антитеза распространяется и на субъекты law — tyranny. Структурное построение афоризма служит фоном для образования окказиональных ассоциативных связей между словами. В переводе допущено нарушение грамматической эквивалентности: изменено число существительного law — законы. Эта трансформация кажется неоправданной, так как весь афоризм строится на контрасте и аналогии, а контрастные элементы в большей степени выделяются на фоне однородных единиц. Различие грамматической формы существительных «закон — тирания» лишь отвлекает внимание от семантического противопоставления этих слов. Что касается синтаксической структуры перевода, то, как ни парадоксально, она удачнее, чем структура оригинала, поддерживает антитетическое противопоставление. Добавление слова там снимает асимметрию частичных параллельных конструкций оригинала и улучшает восприятие афоризма. The absent are never without fault, nor the present without excuse (В. Franklin).— Отсутствующие всегда остаются витиеватыми; присутствующие всегда имеют возможность оправдаться. Этот афоризм относится к структурному типу пропорциональной оппозиции. Так же, как и в предыдущем примере, параллельные конструкции и лексический повтор являются фоном для установления окказиональных семантических связей. Члены пропорциональной оппозиции объединяются одинаковым характером отношений. Отношения между членами первой пары absent — fault f идентичны отношениям между членами второй пары — present — excuse. Вследствие этого устанавливаются окказиональные семантические связи между симметричными членами обеих пар. В анализируемом примере это отношения антитезы: absent — present; fault — excuse. В переводе сохраняются окказиональные семантические связи оригинала, благодаря которым высказывание приобретает афористичность, однако, как часто бывает при переводе с английского языка на русский, произошла декомпрессия высказывания. Нарушение грамматической и ритмической эквивалентности снижает стилистический эффект афоризма.

Май 29, 2017, раздел: Новости | News
Comments are closed.